Археологические исследования юга России

Археологические исследования юга России

Руины античных зданий
Руины античных зданий

Изучение своеобразия Боспора мы должны начать от самых его корней. Этим объясняется решение ограничить работу VI—IV вв. до н. э., что соответствует первому периоду истории Боспорского государства.

Хронологические рамки исследования Боспора

Боспорские терракотовые статуетки
Боспорские терракотовые статуетки

В пределах этих трех столетий произошли следующие важнейшие события: возникновение на Керченском и Таманском полуостровах разрозненных самостоятельных греческих полисов на последнем этапе Великой греческой колонизации (VI в.); объединение всех их или только части в симмахию равноправных государств-полисов в начале V в.; узурпация власти в ней основателем династии Археанактидов, отпадение ряда союзников, перерождение союза в единое тираническое государство (480/79—438/7 гг.); переход власти к Спар- току I (438/7—433/2 гг.); начало территориальной экспансии Бос­пора, захват Нимфея и Феодосии (конец V—первая четверть IV в.); включение в состав державы отчасти дипломатическим, отчасти военным путем территорий, заселенных аборигенами (синдами, меотами, скифами), завершение формирования территориальных границ и политической структуры раннего Боспора (вторая — третья четверти IV в.); появление новых тенденций в политической жизни Боспора, междоусобная война сыновей Перисада I (конец IV в.).

Совершенно очевидно, что истоки многих своеобразных черт Боспорского государства лежат именно в рамках VI—IV вв., когда оно находилось в начальной стадии своего существования. Более того, немалое их количество получило свое наиболее яркое выраже­ние именно в это время, ибо в дальнейшем намечается и получает развитие определенная нивелировка, выравнивание некоторых основ­ных тенденций политической жизни Боспора в соответствии с темп нормами, которые сложились вдали от него.

Поэтому изучение первого периода в истории Боспорского го­сударства, когда его развитие шло особыми путями, в известном смысле обособленно и независимо от остального мира, что в конеч­ном счете и позволило развиться в нем оригинальным формам поли­тической и социальной организации, приобретает совершенно опре­деленно самостоятельное значение,

История изучения Юга России и Боспора

Кольца боспорских граждан
Кольца боспорских граждан

Подробное изложение историографии раннего Боспора не пред­ставляется возможным — эта тема требует отдельного монографиче­ского исследования и ограничиться только кратким очерком основ­ных этапов изучения Боспорского государства нас призывает и то, что в течение очень длительного времени в силу объективных при­чин даже одни и те же авторы на протяжении своего творчества нередко меняли свою точку зрения на отдельные вопросы историче­ского развития Боспора. Взгляд на общие тенденции, свойственные политической организации Боспорского государства, характери­стику которого мы дадим в конце третьего раздела этого параграфа, сложивптиися еще в XIX в., с некоторыми модификациями про­должает сохранять силу и по сию пору. Поэтому из-за фрагментар­ности имеющегося в нашем распоряжении материала особо важное значение имеет анализ мнении и дискуссий по конкретным вопросам истории Боспора — анализ, который во избежание повторов и для большей наглядности имеет смысл проводить в основной части ра­боты по мере того, как таковые вопросы будут возникать.

Исследования XVIII — первая четверть XIX в. (до начала раскопок)

Античная керамика
Античная керамика

Боспор Киммерийский начал привлекать внимание любителей древности еще в начале XVIII в. Но в течение целого столетия исследо­вания, посвященные истории его самого или племен, его окружав­ших, носили неизбежно описательный характер, ибо их авторы опи­рались главным образом на письменные источники (которые, как мы увидим ниже, не очень обильны, отрывочны и дают почву для самих различных толкований) и случайные — главным образом нумизматические — находки, происходящие с его территории. Вместе с тем уже на этом раннем этапе наметились основные направления изучения истории Боспора. В работах по истории (древней) тор­говля определенное место уделяется греческой колонизации Северного Причерноморья.

Предпринимаются первые попытки собрать источники и написать древнюю историю южных областей Российской империи, поставив ее в связь с историей России и всеобщей историей. Проводятся первые географические изыскания | в том числе топографические привязки отдельных пунктов. Начинается конкретное изучение наиболее ярких памятников с целью использования содержащейся в них информации для реконструкции тех или иных событий в исто­рии Северного Причерноморья и Боспорского государства. Де­лаются первые сводки, обзоры античных археологических памятни­ков юга России. Появляются сборники письменных источников и исследования по истории и географии местного племенного мира.

Характерной чертой этого этапа является то, что наряду с про­фессионалами — Банером, Кёлером, Кёпленом, Потоцким, Далла­сом и др. — изучением древнейшего периода отечественной истории, и в частности Боспора, много и плодотворно занимаются любители, высокообразованные антиквары — де Боз, Сумароков, Нарушевич, Стемпковский, Михаил Муравьев-Апостол и др.

Изучение древностей юга России носит в это время общепознавательный, дескриптивный характер.

Вторая — третья четверти XIX века

Римский меч, найденый на боспорском городище
Римский меч, найденый на боспорском городище

Новая стадия в историографип Боспора характеризуется прежде гсего началом археологического изучения Северного Причерно­морья. Конечно, это не были планомерные и систематические широко­масштабные изыскания, направленные на возможно более полное я всеобъемлющее исследование раскапываемых объектов. Их цель во многом была еще сродни кладоискательству, а именно быстрому открытию многочисленных эффектных, желательно высокохудоже­ственных и драгоценных, памятников. Но как бы там ни было, раскопки на территории древнего Боспора, эпизодически имевшие место и ранее, приобретают все более массовый характер, и соот­ветственно этому ширится число как чистых публикаций их резуль­татов, так и исследований, основывающихся на добытых материалах и определяющих основные пути дальнейших поисков древностей северного побережья Черного моря. Мы привели здесь столь подробный перечень археологических публикаций, увидевших свет в течение второй и третьей четвертей XIX столетия, с тем чтобы дать читателю хотя бы самое общее пред­ставление о размахе археологических работ на Боспоре и в соседних с ним областях в это время. В дальнейшем число исследований подобного рода продолжает стремительно расти.

Развернувшееся археологическое изучение Боспора имело двоя­кие последствия. Для широкого круга образованной интересую­щейся древностью публики оно дало разнообразные художественные изделия, что влекло за собой постоянно увеличивающиеся ассигно­вания со стороны правительства и частных лиц на проведение новых раскопок. Но главное их значение было в том, что изыскания в об­ласти древней истории нашего юга впервые получили солидную, невиданную ранее материальную основу. С открытием все новых и новых общественных, частных, культовых, фортификационных и погребальных сооружений, надписей, монет, оружия, утвари, дру­гих материальных остатков жизни населения греческих полисов Северного Причерноморья археологи и другие исследователи полу­чили реальную возможность с возросшей во много раз полнотой, ясностью и обоснованностью представить себе материальную и духовную жнзнь, этнический состав населения Боспора, его поли­тическую историю и социальную структуру, внутри- и внешнепо­литические связи, некоторые моменты функционирования эконо­мического механизма государства, разработать его хронологию.

Это повлекло за собой возобновление интереса к изучению ис­тории Боспора на совершенно новой источниковой основе и интер­претации в совокупности и взаимозависимости с новооткрытыми памятниками уже давно известных, прежде всего нарративных, источников, что вызвало к жизни появление обширной литературы, шедшей в русле как уже известных ранее, так и только сейчас став­ших возможными направлений исследования. По вполне понятным причинам мы остановим наше внимание только на тех работах, в ко­торых нашло отражение именно то новое, что было достигнуто в ре­зультате плодотворного сопоставления уже известных сведений с материалами, недавно добытыми в процессе раскопок.

Прежде всего эти тенденции выразились в том, что появился целый ряд исследований по некоторым частным вопросам — очерки истории отдельных полисов, генеалогия династии Спартокидов, мо­нетная типология, хронология, отдельные аспекты политической истории (взаимоотношения Боспора с Аркадией, Афинами и др.), культура и культы, история некоторых племен — сама постановка, а не только решение которых до этого была затруднительна.

Раскопки Пантикапея
Раскопки Пантикапея

Новые возможности открылись перед интерпретацией географи­ческих и исторических сведений древних авторов. Пишутся общие очерки истории Боспорского государства или — шире — всего гре­ческого мира в Северном Причерноморье, авторы которых намечают основные вехи греческой колонизации, политической и династийной истории Боспора, взаимоотношений греков и варваров, истории со­циальной, экономической, политической греческих городов, суще­ствовавших в древности на юге России, их хронологии. Появля­ются первые публикации, которые (не всегда, правда, на археологи­ческой основе) обрисовывают природные ресурсы, использовавшиеся греками в Северном Причерноморье, и существовавшие у греков и скифов производства.

Наряду с ними публикуется немало, как бы мы их сейчас назвали, краеведческих работ самого общего содержания, которые практи­чески ничем не отличаются от им подобных предыдущего периода, Они принадлежат перу ученых-антикваров, а не специалистов — историков или археологов. В целом это период первоначального накопления, осмысления и обобщения материала.

Конец XIX — начало XX века

Этап, охватываемый последней четвертью XIX—-десятыми годами XX в., отмечен появлением в науке и расцветом творчества блестя­щей плеяды ученых, одно перечисление имен которых — Ф. Г. Ми­щенко, А. В. Орешников, П. О. Бурачков, А. М. Подшнвалов, X. X. Гиль, В. Ф. Миллер, А. С. Лаппо-Данилевский, В. В.Латышев, А. Л. Бертье-Делагард, граф И. И. Толстой, Д. Я. Самоква- сов, Η. П. Кондаков, А. Н. Шварц, граф А. А. Бобринский, В. Н. Юр· гевич, В. В. Шкорпил, Э. Р. фон Штерп, А. В. Никитский, Б. В. Фармаковскнй, И. Ростовцев, С. А. Жебелев, Н. И. Новосадский, Ю. А. Кулаковский, Н. И. Веселовский, Е. М. Придик, Б. В. Вар- неке, Ю. Ю. Марти (список пмеп легко можио было бы увеличить) — уже само по себе достаточно характеризует его как золотой век рус­ской пауки о древпостях. Немалая заслуга в этом принадлежит Ф. Ф. Соколову и его школе.

Многие из этих исследователей были настоящими энциклопеди­стами, много, глубоко и успешно работавшими в самых различных областях гуманитарных наук. Вместе с тем это время формирования в русской науке подлинно научных основ самостоятельных ис­торических и связанных с историей дисциплин—нумизматики, эпиграфики, текстологии, лингвистики, этнографии, археологии, искусствознания, географии. Наука переживает эпоху интенсивной специализации. Для этой стадии чрезвычайно характерно присталь­ное и почти исключительное внимание к разработке отдельных кате­горий источников и конкретных проблем.

Впервые в поле прения ученых Попадает и подвергается обработке массовый материал, находимый в процессе раскопок. Создаются обширные сводки материалов, добытых во время археологических изысканий.

Все это вызвало живейший интерес к древнейшему периоду ис­тории России за рубежом, где этой проблеме на основании обнов­ленной источниковой базы посвящаются специальные исследования, а также отводятся внушительные разделы в различных работах и изданиях, посвященных истории Древней Греции и античного мира в целом. Этому немало способствовала пропаганда русскими учеными Достижений отечественной науки как во время различных международных форумов, так и в зарубежной печати

В работах представителей этого этапа — В. В. Латышева, М. И. Ростовцева, А. В. Орешиикова, Э. Р. фон Штерна, В. В. Шкорпила, Ж. Перро, Э. Миннза — окончательно оформился начавший складываться еще значительно ранее и получивший до этого свое наиболее полное выражение в трудах Кёие, Бурачкова, фон Заллета, Ашика и князя Сибирского взгляд на Боспор как на централизован­ное греко-варварское государство с дуалистической политической структурой и сильно ограниченной автономией греческих городов, объединенное в начальный период своей истории под властью сначала одной, затем другой тиранической династии, называемой иногда военпой монархией; были выработаны хронология и пред­ставление об основных этапах формирования и истории Боспорского государства. Эта концепция продолжает развиваться и детализи­роваться и в дальнейшем, в течение следующей стадии изучения Боспора.

20-е—начало 80-х годов XX века

В этот последний из выделяемых нами этапов изучения истории Боспора разворачиваются широкомасштабные планомерные и си­стематические археологические исследования античных полисов, их хоры и некрополей, поселений, городищ и могильников местного населения Северо-Восточного Причерноморья. Их результаты регу­лярно публиковались и публикуются в археологической периодике и монографиях. Здесь нет необходимости давать их полный список, так как его можно найти в соответствующих томах «Библиографии советской археологической литературы». Гораздо важнее то, что возросший во много раз объем информации и материалов, попав­ших в руки специалистов самых разных направлений древней исто­рии, позволил развиться соответствующим вспомогательным истори­ческим дисциплинам, а также более конкретно и наглядно предста­вить себе ход исторического развития Боспора. С предыдущим этот этап объединяет все дальше заходящая специализация науки. Но определяющими являются ставшие возможными на основе возрос­шего во много раз материала его систематизация и классификация.

По материалам книги Ф.В.Шелов-Коведяев. История Боспора в VI – IV веках до нашей эры. – Москва, 1984.